“Капитуляция”: националисты осудили Конте за соглашение ЕС

0
105
0 0
Read Time:42 Minute, 24 Second

Премьер-министр Италии Джузеппе Конте вернулся домой после саммита ЕС с соглашением о финансовой помощи в кармане, но не был встречен с триумфом. Саммит, на котором лидеры решали, как именно распорядиться фондом восстановления экономики после пандемии, был для итальянского лидера важнейшим событием — именно в Брюсселе ему предстояло отстоять интересы Италии, которая, наравне с Испанией, стала наиболее пострадавшей от вспышки коронавируса COVID-19 страной в Европе.

И многое ему действительно удалось, не без помощи союзников, оказавшихся в том же положении, а также Франции и Германии, которые настаивали на большей помощи пострадавшим. Саммит начался 17 июля и закончился лишь ранним утром 21 июля. В результате лидеры смогли договориться о создании фонда финансовой помощи объемом €750 млрд, из которых €390 млрд будут выделены в форме невозвратных грантов, а остальные €360 млрд — в виде кредитов.

ЕС учится на ошибках

Саммит стал очередной проверкой на прочность для лидеров Евросоюза, которым снова пришлось искать компромисс и снова — из-за денег. Ожесточенные споры традиционно развернулись между лагерем северных, более богатых и прижимистых стран и югом, который снова приходится спасать. Правда, в отличие от европейского долгового кризиса 2010 года, в этот раз на ситуацию повлиял внешний фактор в виде пандемии, и возложить вину за безответственность попросту не на кого.

Тем не менее так называемая «скупая четверка» — Нидерланды, Австрия, Дания и Швеция — прибыла на саммит с полной решимостью сократить долю грантов, увеличив кредитную часть в фонде восстановления. Президент Франции Эммануэль Макрон и канцлер Германии Ангела Меркель еще до саммита предлагали выделить в форме грантов €500 млрд.

Северные страны заявили, что субсидиями должны быть выделено не более €375 млрд. Испания и Италия требовали, чтобы субсидии были не ниже €400 млрд. Дискуссии вылились в перепалку.

Джузеппе Конте заявил, что Европу «шантажируют скупые», обвинив премьер-министра Нидерландов Марка Рютте в безразличии к проблемам других членов содружества.

«Вы можете стать героем для своей страны на несколько дней. Но через несколько недель вы понесете ответственность за то, что блокировали эффективный европейский ответ на коронавирус», — цитирует его слова «Би-би-си».

В результате стороны пришли к компромиссу, договорившись о выделении €390 млрд в форме грантов, тем самым не дав желаемого ни тем, ни другим.

Крупнейшим бенефициаром станет именно Рим, он получит почти четверть всей суммы — €209 млрд. Правда, из них только €82 млрд будут выделены в виде грантов, а остальные €127 млрд — как кредиты.

Конте выглядел довольным, назвав соглашение на пресс-конференции по итогам саммита «историческим моментом для Европы». «Мы утвердили амбициозный план восстановления, соответствующий потребностям, с которыми мы сталкиваемся, что позволит нам эффективно противостоять этому кризису», — сказал он.

Марк Рютте не высказал того же оптимизма, отказавшись называть соглашение «историческим»: «Это термин, который я бы не использовал». Зато политик положительно оценил возможность любому члену ЕС поставить вопрос о приостановке помощи, если он считает, что правительство страны-получателя гранта направляет средства не по назначению.

Действительно, такой механизм предусмотрен в соглашении. По запросу любого государства ЕС Европейский совет начнет рассмотрение вопроса о нецелевом распределении средств. Еще до саммита было понятно, что в соглашении будет подразумеваться какой-либо контроль, вопрос оставался лишь в том, насколько жестким он будет.

Оглядываясь на свой опыт предыдущего европейского финансового кризиса, вряд ли хотя бы один из членов содружества назвал бы его положительным именно из-за контроля, который был введен тогда. Условия, выдвинутые для спасения Греции и других стран, пострадавших от долгового кризиса еврозоны, были восприняты ими как слишком карательные, в основном, из-за жесткой экономии, требуемой Германией в качестве условия для оказания помощи. Этот опыт подорвал доверие к содружеству среди большинства стран Южной Европы и вызвал антигерманские настроения во многих кругах.

Теперь же, хотя лидеры ЕС и празднуют триумф, в воздухе повис вопрос, не приведет ли нынешний ответ на кризис к тем же последствиям.

И хотя до реализации соглашения даже не дошло, итальянский премьер уже столкнулся с проблемами у себя дома.

Националисты ждут новостей из Брюсселя

Для европейских националистов потенциальные последствия от контроля других членов ЕС — благодатная почва для продвижения евроскептической риторики и укрепления своих позиций. И именно Италия является страной, наиболее чувствительной к этой тенденции. Во время иммиграционного кризиса и «политики открытых дверей», пропагандируемой Берлином, Рим принял слишком большой удар на себя из-за своего географического положения. Тогда ситуацией смогли воспользоваться итальянские националисты.

В 2018 году после парламентских выборов правопопулистская «Лига» вошла в правящую коалицию вместе с леворадикальным «Движением пяти звезд». Уже спустя год этот союз дал трещину, и в августе движение избавилось от партнерства с «токсичной» «Лигой». Правда, в промежутке между этими событиями последние укрепили свою популярность и на выборах в Европарламент получили большее количество голосов, чем остальные силы.

Сейчас «Лига», фактически, не у дел, но это совсем не означает, что итальянские националисты оставили надежду обрести власть. Ответ Евросоюза на кризис может подарить им второй шанс. Еще до саммита правые политики начали готовить для этого почву, продвигая риторику о потенциальной зависимости Рима от Евросоюза.

«Мы не забыли, что от греков в ходе последнего финансового кризиса потребовали неприемлемых жертв в обмен на кредиты, — заявлял еще в апреле лидер «Лиги» и бывший глава МВД Маттео Сальвини. — Посмотрим, действительно ли новая кредитная линия будет без условий».

Как и ожидалось, результаты саммита ЕС политик встретил критикой, заявив, что условия, о которых договорились лидеры, равносильны «безоговорочной капитуляции» Италии.

«Любой Рютте, который появится следующей весной и скажет: «Я не дам денег Италии, если они не урежут пенсии», может это сделать», — сказал он во вторник на пресс-конференции в парламенте.

К критике присоединились и другие политики-националисты. Новости из Брюсселя вызвали в Италии воспоминания о так называемой «тройке» — группе, состоящей из представителей Европейской комиссии, Европейского центрального банка и Международного валютного фонда, которая стала синонимом наказания и жесткой экономии в Греции после долгового кризиса 2015 года.

«Тройка» победила. Коронавирус — это «троянский конь». Мы получаем €68 млрд субсидий по очень дорогой цене продажи собственного суверенитета и €120 млрд с ограничениями. За эту ростовщическую благотворительность, большая часть которой состоит из наших собственных денег, мы должны Конте благодарить за победу», — написал в Twitter лидер крайне правой партии Forza Nuova («Новая сила») Роберто Фиоре.

Прохладный прием

И хотя Еврокомиссия уже заявила, что ожидания от стран-получателей помощи далеки от условий жесткой экономии и любые предлагаемые реформы будут основаны на конкретных рекомендациях ЕК, а не на мнении стран-членов содружества, итальянские националисты вовсю разыгрывают карту евроскпетицизма и потери суверенитета.

Сальвини считает, что реформы, которые потребует принять Евросоюз, навредят Италии и сделают ее менее конкурентоспособной. Он обратился и к другой теме, которая когда-то стала для него козырем, предупредив, что механизмы распределения средств могут создать рычаги давления для Брюсселя в других важных для Рима вопросах, например, миграции.

«Когда «Лига» вернется в правительство и заблокирует порты, на первой заблокированной лодке Брюссель махнет пальцем и скажет, что мы противные и злые», — цитирует его слова Politico.

Лидер ультраправой партии «Братья Италии» Джорджия Мелони также говорила о риске «недопустимого принятия экономических и политических решений суверенной нации».

Примечательно, что политики-евроскептики стали не единственными, кто встретил премьер-министра критикой. Лидер левого политического объединения «Отечество и Конституция» Стефано Фассина назвал условия предоставления грантов «рискованными».

Карло Календа — итальянский депутат Европарламента и лидер социально-либеральной партии «Действие», которая участвовала в предыдущих выборах под лозунгом «Мы европейцы» — раскритиковал «триумфальные тона» правительства Конте после саммита. Он заявил, что предлагаемая помощь куда меньше, чем кажется, учитывая размер взносов Италии в бюджет Евросоюза.

Впрочем, первые впечатления итальянцев от саммита стали для Конте положительными. Согласно исследованию Euromedia Research за несколько дней, на протяжении которых проходила встреча лидеров ЕС в Брюсселе, рейтинг премьера поднялся на 2,8%. 44,4% итальянцев считают, что глава государства справился с ситуацией, 42,8% не согласны с этим.

Многое сейчас будет зависеть от того, как именно Конте представит соглашение Евросоюза. Но, конечно, главным фактором, от которого теперь зависит его политическая карьера, становится благосклонность партнеров Италии по содружеству.

Если страны-члены Евросоюза будут высказывать недовольство тем, как Италия расходует полученные средства, то это станет подарком для политиков-националистов, считает замдиректора Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ Дмитрий Суслов.

«Европейцы поступили очень хитро. Выработкой условий и мониторингом за исполнением этих условий занимается Еврокомиссия, а реальная власть принадлежит государствам-членам, поэтому если и будут усиливаться протестные настроения в странах юга, то они будут ориентированы, скорее, на Брюссель.

Если же отдельные государства будут поднимать этот вопрос в Совете ЕС, то тогда, безусловно, будет ответ со стороны тех стран, которым будут диктовать жесткие условия, которых будут обвинять в неправильном расходовании этих средств, а это мина замедленного действия. Это будет усиливать популистские настроения в странах-получателях финансовой помощи, соответственно, снова будут приходить к власти люди типа Маттео Сальвини в Италии», — резюмирует эксперт.

Happy
Happy
0 %
Sad
Sad
0 %
Excited
Excited
0 %
Sleepy
Sleepy
0 %
Angry
Angry
0 %
Surprise
Surprise
0 %