Атмосфера страха: как теракт в Луцке изменил Украину

0
95
0 0
Read Time:37 Minute, 34 Second

Луцкий районный суд арестовал на два месяца без права внесения залога украинца Максима Кривоша, захватившего 21 июля автобус с 13 пассажирами. Таким образом, суд удовлетворил требование стороны обвинения относительно меры пресечения для задержанного.

Захват заложников в Луцке стал достаточно показательным инцидентом на Украине. СБУ классифицировала действия Кривоша как теракт, а в МВД завело уголовное дело на злоумышленника по трем статьям — захват заложников, посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов и незаконный оборот оружия.

Кривош не просто взял в заложники 13 человек, но и угрожал применить против них оружие.
Террорист выдвинул ряд требований к представителям украинской власти, в том числе к президенту Украины Владимиру Зеленскому.

Во-первых, злоумышленник хотел, чтобы главы судов, министерств, прокуратуры, парламента, церквей записали видеообращение с признание о том, что они «террористы в законе».

Касательно Зеленского было отдельное требование — снять видеоролик с призывом к просмотру фильма «Земляне» о жестоком обращении с животными. После десятичасовых переговоров президент пошел на уступки и выполнил призыв террориста, что в итоге привело к освобождению всех заложников и задержанию Кривоша.

Атмосфера страха

Зеленский выполнил требование злоумышленника после телефонного разговора с ним, во время которого глава государства смог убедить преступника вначале отпустить несколько человек в качестве первого шага. По факту поступок президента Украины позволили урегулировать ситуацию без жертв, а требуемый ролик благополучно был удален после задержания террориста.

Однако действия Зеленского вызвали неоднозначную реакцию на Украине, да и в других странах, из-за того, что президент нарушил один из ключевых принципов переговоров с террористами — пошел на уступки.

Если рассматривать ситуацию в украинском медиапространстве, то пока в нем преобладают два мнения: позитивное и негативное. Сторонники главы государства считают, что Зеленский поступил правильно, так как его поступок в итоге позволил спасти заложников.

Вторая же группа относиться к поступку президента с большими опасениями, поскольку, выполнив требования террориста, глава государства фактически мог спровоцировать целую волну похожих инцидентов — подав радикалам пример того, как можно добиться нужных им изменений от власти.

Подтверждение их опасений долго себя ждать не заставило. Вскоре в Полтавской области мужчина взял в заложники начальника управления уголовного розыска главного управления полиции региона. Новый инцидент произошел практически на следующий день после теракта в Луцке, поэтому определенная параллель между этими случаями действительно прослеживается.

Злоумышленник из Полтавской области пошел на захват заложника из-за того, что полицейские задержали его за угон автомобиля. Мужчина начал угрожать правоохранителям гранатой, похитил одного из сотрудников и потребовал не привлекать его к уголовной ответственности. В итоге ситуация разрешилась относительно мирно, преступник все же отпустил заложника, однако ему удалось скрыться — в настоящее время украинские правоохранители проводят спецоперацию по его поиску и задержанию.

Как заявил «Газете.Ru» глава Украинского института анализа и менеджмента политики (УИАМП) Руслан Бортник,

напрямую эти инциденты связать все же нельзя, но определенная психологическая и информационная связь тут прослеживается.

«Президент сделал то, что требовало общественное мнение — были сохранены жизни его сограждан. Он следовал бытовой и электоральной логике, общество безусловно это поддерживает. Но подыгрывая луцкому террористу Зеленский создал огромные стратегические угрозы, поскольку последующие террористические акты будут рассматриваться через призму этого дела и поведение президента. То есть не поощрил ли президент выполнением требования террориста последующие атаки. Более того, возникает вопрос, на что Зеленский будет готов пойти в следующий раз, ради сохранения жизни своих сограждан», — отмечает эксперт.

Бортник также указывает, что эти два инцидента — не единственные примеры индивидуального террора. Недавно у киевского метро взорвали мусорный ящик, из-за чего получили ранения несколько человек.

Сообщения о минировании в различных частях страны возникают постоянно и отдельно на население оказывает действие раскручивание слухов о скором «вторжении России».

«Общество находится в состоянии страха и напряжения, что может играть в пользу отдельных политиков. За счет этого населением легче манипулировать и отвлекать внимание от ключевых проблем государства», — добавил эксперт.

Фальшивый теракт?

Возможная причастность ряда политических сил к теракту действительно вызывает интерес у украинского общества. К примеру,

в местных СМИ активно раскручивается предположение о том, что луцкий теракт мог быть срежиссированной акцией властей Украины, направленной на повышение рейтинга Зеленского.

В защиту этой теории выступает то, что показатели президента и правда оставляют желать лучшего. Согласно июльскому опросу социологической группы «Рейтинг», работу Зеленского одобряют 37% респондентов, а негативно оценивают президента 59% украинцев. При этом год назад поддерживали главу государства 58% опрошенных, а против выступали только 19%.

Сторонники «фальшивого теракта» приводят также ряд ключевых аргументов в подтверждение своих подозрений. Во-первых, сомнительным выглядит показательный штурм автобуса в Луцке уже после освобождения заложников. Во-вторых, требование Кривоша к Зеленскому и другим политикам были совершенно разными — фактически террорист попросил президента выполнить сущий пустяк.

В-третьих, неизвестно почему контроль над операцией получила МВД, а не СБУ — именно в ее обязанности входит разрешение подобных ситуаций. К тому же, сторонники теории подметили необычный маршрут автобуса, факт двух судимостей Кривоша и неожиданное открытие социальных сетей террориста незадолго до нападения.

«Вряд ли ситуация в Луцке была срежиссированной, однако на Украине достаточно много людей, травмированных войной на Донбассе — только ветеранов АТО более 100 тыс. человек.

Не исключаю, что часть этих людей находится в реактивном состоянии и потенциально общая ситуации в стране может спровоцировать их на подобное поведение. Незаметно подталкивать их таким действиям может кто угодно и что угодно», — отмечает Руслан Бортник.

В самой истории было очень много гротеска со стороны правоохранительных органов и политиков, продолжил эксперт, они откровенно переигрывали, что отлично иллюстрирует штурм автобуса уже после ухода заложников. Однако это объясняет сегодняшним положением дел на Украине, где представители силовых структур являются политиками и борются за хорошую медиакартинку.

Отсутствие политической воли

Впрочем, если отвлечься от «теорий заговора» и вернуться к главной проблеме теракта в Луцке, то на первый план выходит именно опасность повторения таких инцидентов, созданная Зеленским. Ситуация ухудшается тем, что работу правоохранительных и судебных органов на Украине в последние годы нельзя назвать образцовой.

Предшественник Зеленского Петр Порошенко создал благоприятную почву для усиления различных радикальных националистических движений, что в итоге фактически привело к их полной безнаказанности.

В данном случае показательным является серия недавних атак радикалов на членов оппозиционной партии Шария. Тогда полиция отреагировала на избиение политиков формально — лишь в ряде случаев возбудив уголовные дела, да и то по статье хулиганство.

Подобная ситуация прослеживается и в достаточно резонансных расследованиях, в том числе по убийствам журналистов Павла Шеремета и Олеся Бузины, которые до сих пор не доведены до логического завершения. В числе подозреваемых по этим делам проходят представители радикальных группировок и ветеранов АТО, что скорее всего мешает вынесению обвинительного заключения.

Как отмечает Руслан Бортник, слабость правоохранительной системы на Украине очевидна, что в целом провоцирует людей на поведение и действия схожие с луцким терактом.

«К сожалению, во многих случаях за преступлениями или силовыми действиями с применением оружия стоят ветераны войны на Донбассе, представители волонтерских движений или праворадикальных групп. На сегодняшний день они доминируют на улицах и власть не желает вступать с ними в конфликт. Зачастую правоохранительная и судебная система оказывается обезоруженной — «беззубой» — перед подобными группами. Им удается избежать наказания, что провоцирует новые преступления», — уверен эксперт.

Главная проблема заключается в отсутствии политической воли и готовности руководства силовых структур прикрыть своих сотрудников, взяв на себя политическую ответственность, подчеркнул Бортник, так как этого сегодня нет, правоохранители и судьи остаются в одиночестве — на их стороне закон, но в то же время без надлежащей поддержки они выглядят крайне слабо.

Happy
Happy
0 %
Sad
Sad
0 %
Excited
Excited
0 %
Sleepy
Sleepy
0 %
Angry
Angry
0 %
Surprise
Surprise
0 %