600 дней кризиса: Бельгия не смогла преодолеть раскол во власти

0
52
0 0
Read Time:34 Minute, 31 Second

В Бельгии провалились переговоры о создании правящей коалиции, которые должны были привести к формированию полноценного правительства — завершению политического кризиса, существующего в стране более 600 дней.

Как пишет Le Soir, лидеры двух наиболее популярных партий страны — глава «Нового Фламандского Альянса» Барт Де Вевер и председатель »Социалистической партии» Поль Магнетт — начиная с 20 июля вели переговоры с другими парламентскими партиями, чтобы сформировать новую администрацию. Однако результата досчтиь так и не удалось, поэтому Де Вевер и Магнетт в понедельник уведомят короля Бельгии Филиппа о провале.

Бельгийский монарх потребовал от «Нового Фламандского Альянса» и социалистов начать переговоры с другими партиями, так как их мандатов в парламенте не хватило для формирование коалиции большинства. По итогам прошлогодних выборов, они получили 45 из 150 мест, поэтому им требовалась поддержка как минимум одной более-менее крупной партии.

Провал переговоров ознаменовал продолжение затяжного политического кризиса, из-за которого правительство не обладает всеми полномочиями и пребывает в статусе временного. По сути, власти могут принимать решение только по рутинным или неотложным вопросам, но никак не могут влиять на государственные расходы.

Кризис в Бельгии начался 21 декабря 2018 года, когда правительство страны во главе с тогдашним премьером Шарлем Мишелем от Реформистского движения ушло в отставку и оно до сих пор пребывает в статусе временного. Причиной для этого стал выход «Национального Фламандского Альянса» из правящей коалиции на фоне разногласий с правительством по вопросу миграции — Мишель поддержал миграционный пакт ООН, что серьезно разозлило фламандских националистов.

Выборное решение

Главным камнем преткновения остается серьезная неоднородность внутри государства. В Бельгии существует три группы избирателей, разделенные по языковому и культурному принципам — фламандцы, валлоны и немецкоязычное сообщество. Основное влияния на политическую жизнь королевства оказывают представители первых двух групп, как наиболее многочисленных.

Определенные противоречия между фламандцами и валлонами существуют с момента создания Бельгии, они отражаются на парламентских партиях, представляющих интересы тех или иных избирателей. Несогласие среди них – чуть ли не по всем ключевым вопросам, будь то миграция, пенсии, налоги или даже вопросы климата.

Как заявил в разговоре с «Газетой.Ru» руководитель Центра французских исследований Института Европы РАН Юрий Рубинский, страна с большим трудом преодолевает эти противоречия.

«Нельзя сказать, что страна находится на грани краха. Каким-то образом они справляются с этим кризисом, но в настоящее время это зашло слишком далеко. Ее сложная история, связанная с двумя мировыми войнами, не дала ей возможности преодолеть свою неоднородность — государство было создано чуть более 200 лет назад, и оно несколько искусственно», — добавил эксперт.

Парламентские выборы 2019 года, как ожидалось, должны были сгладить основные моменты, но в итоге какого-либо согласия в парламенте достичь не удалось. Формированию коалиции не помогла даже смена премьера, в октябре прошлого года временное правительство возглавила Софи Вильмес от реформистов — она сменила Мишеля, который занял пост председателя Европейского совета.

С точки зрения обозревателей Le Soir, провал коалиционных переговоров, скорее всего, приведет к назначению внеочередных выборов — вероятно, они выпадут на осень, когда закончатся полномочия временного правительства. Однако вряд ли они смогут привести к завершению политического кризиса.

В настоящее время расстановка сил в парламенте следующая: «Новый Фламандский Альянс» — 25 мест, социалисты — 20, правые из «Фламандского интереса» — 18, Реформистское движение — 14, зеленые из «Эколо» — 13. По 12 мандатов у партий «Христианские демократы и фламандцы», «Открытые фламандские либералы и демократы» и левых из «Партии труда Бельгии».

Кроме того, фламандские социалисты занимают 9 мест, «Зеленые!» — 8 мандатов, «Гуманический демократический центр» — 5 мест, а социал-либералы из «Вызова» имеют 2 мандата.

Согласно опросу июньскому опросу YouGov, если выборы пройдут в ближайшее время «Фламандский интерес» сможет занять 26 мест, «Новый Фламандский Альянс» получит 20 мандатов, социалисты — 19, «Партия труда Бельгии» — 17, реформисты — 14, «Эколо» — 12, «Христианские демократы и фламанды» — 10, фламандские социалисты — 10, «Открытые фламандские либералы и демократы» — 9, «Зеленые!» — 7, «Гуманический демократический центр» займет 4 места, а «Вызов» сохранит свои два мандата.

Учитывая, что в текущий момент временное правительство состоит из представителей реформистов, христианских демократов и фламандских либералов — шансов сформировать большинство без поддержки других партий у них нет. Правые вместе с социалистами могут набрать 65 мандатов, так что им также не хватит мест для формирования коалиции большинства.

Таким образом, новые выборы станут лишь новым витком кризиса, хотя государство и так уже почти два года функционирует без полноценного правительства.

Последствий не избежать

Одной из главных проблем Бельгии являются социальные проблемы, которые все больше усугубляются без политического решения. Ключевыми темами прошлых парламентских выборов стали пенсии, проблемы климата и безопасность королевства, пишет Politico, и они до сих пор не теряют своей актуальности.

Правительства, способного выполнить данные народу обещания, просто нет и это проявляется во всех сферах. К примеру, парламент Бельгии уже три года не голосовал за полноценный проект бюджета.

В условиях политического кризиса в стране работает принцип — временное правительство может тратить в месяц лишь двенадцатую часть того, что оно потратило годом ранее.

Тем не менее, это не значит, что деньги ни на что не выделяются: власти вполне успешно согласовали антикризисный пакет на €124 млн во время пандемии, а также план повышения пенсий на €200 млн. Однако это лишь точечные решения, не позволяющие решить проблемы в целом. Кроме того, чем дольше существует временное правительство, тем больше вопросов придется решать полноценному — в частности, новому кабмину предстоит исправить дефицит бюджета в €52,8 млрд — одно из последствий эпидемии COVID-19.

Отсюда вытекает второй негативный момент — Бельгия до сих пор не приступила к восстановлению экономики после пандемии. Для этого необходимо принять соответствующую реформу, но отсутствие поддержки в парламенте не дает осуществить эту задачу. Частично ситуацию сглаживают региональные власти, но без координации федерального правительства опять-таки нет полноценного решения проблемы.

Тем не менее, они не могут взаимодействовать с руководством Евросоюза для участия страны в программе по восстановлению экономики — эту роль выполняет федеральное правительство, но приступить к ней оно не может, так как для участия в программе ЕС необходимо утвердить план восстановления экономики.

Третий фактор — последовательная утечка кадров из правительственных институтов, люди увольняются из-за неопределенного положения кабмина. То есть правительство потеряло статус «привлекательного работодателя» и не может удерживать лучших специалистов.

В качестве последней проблемы стоит назвать ситуацию вокруг пенсий, которая последовательно ухудшается, несмотря на согласованные меры. Система испытывает сильную нагрузку из-за демографического сдвига в сторону старшего поколения. В других странах Европы этот вопрос пытаются решить путем серьезных структурных реформ, но Бельгия так и не продвинулась в этом — поэтому вопрос пенсий не теряет актуальность в предвыборной гонке.

Впрочем, Юрий Рубинский напоминает, что Бельгия не впервые сталкивается с политическим кризисом подобного рода — в прошлый раз временное правительство функционировало в королевстве на протяжении 589 дней — с апреля 2010-го по декабрь 2011 года.

«Отсутствие центрального правительства в Бельгии — странное и парадоксально явление, но все же говорить о развале или параличе государства не стоит. Ситуация в стране, в целом, позитивная, поскольку ветви власти — фламандские и франкоязычные — имеют не только права, но и собственные средства. Отчасти это позволило избежать серьезного кризиса, в частности, в борьбе с пандемией коронавируса», — резюмировал эксперт.

Happy
Happy
0 %
Sad
Sad
0 %
Excited
Excited
0 %
Sleepy
Sleepy
0 %
Angry
Angry
0 %
Surprise
Surprise
0 %